LARUS BUSINESS NETWORK

Перевод в цифровую форму деятельности предприятия включает в себя не только автоматизацию внутренних и внешних процессов взаимодействия участников рынка, но и нахождение наиболее эффективных бизнес-моделей взаимодействия «цифрового предприятия» с представителями государства, сервисными и партнерскими компаниями.

В исследовании «Gartner» утверждается: «82% генеральных директоров, участвовавших опросе, заявили, что у них есть программа преобразований, призванная сделать их компании более «цифровыми». Однако тот же «опрос показал отсутствие глубокого проникновения изменений в бизнес-модели компаний». Из 400 опрошенных «Wipro Digital» американских руководителей высшего звена «почти каждый пятый топ-менеджер признает, что втайне считает проекты цифровой трансформации в их компании пустой тратой времени». Как результат — по оценке «McKinsey», около 70% соответствующих проектов не достигнут поставленных целей. А на эти проекты будут потрачены солидные суммы — в 2018 г., по оценке «IDC», на цифровую трансформацию было израсходовано $1,3 трлн, а в 2022 г. эта цифра составит уже $2,1 трлн.

Для лучшего понимания проблемы приведем несколько примеров, подтверждающих важность применения бизнес-моделей и налаживания государственно-частного партнерства с созданием временных регуляторных «песочниц».

Пример №1

В феврале 2019 года в рамках деловой программы премии «Бал прессы, бизнеса и власти», проводимом под эгидой «Абирег», представители исполнительной власти и делового сообщества обсудили цифровизацию в Черноземье. На этом мероприятии выступал директор проектов «Цифровые технологии» ООО «Сибур» Максим Леньков. По его мнению, эффективность работы предприятия «Сибур» может быть достигнута за счет технических средств и новых цифровых идей, отметив при этом, что на рынке нет готовых решений ни за рубежом и ни в России, которые можно просто взять и применить. Поэтому они сначала запускают пилотный проект на одном предприятии, смотрят эффект, и при положительном результате – транслируют его на другие предприятия «Сибура». В ходе своего выступления Максим Леньков рассказал о случае, когда они нашли интересное цифровое решение, дающее очень хороший экономический эффект, но реализовать его они сразу не смогли, т.к. потребовались внести изменения в федеральное законодательство и в бизнес-модель работы предприятия.

Пример №2

В докладе НИУ ВШЭ  «Регламентированные закупки в России: как повысить стимулирующую роль расходов бюджетов и регулируемых компаний госзаказе являются имитацией», представленном на XXI Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества научной конференции по проблемам развития экономики и общества, и в выступлении участников конференции было отмечено следующее:

- Около 40-50% конкурентных закупок в соответствии с положениями закона «О контрактной системе» (44-ФЗ) являются имитацией. При этом относительные затраты госзаказчиков достигали 4,3% от стоимости закупок (около 360 млрд рублей по итогам 2019 года), что более чем десятикратно превосходят соответствующий показатель для закупок в Европейском союзе.

Основной причиной сложившейся ситуации (в части эффективности закупок и их стоимости) объясняется акцентированностью закупочного законодательства на борьбу с коррупцией, а не эффективные закупки, при презумпции склонности к коррупции каждого поставщика. При этом, по мнению федеральных ведомств, единственным способом противодействия коррумпированному заказчику и поставщику-взяткодателю, является внедрение процедур закупки, делающих возможным сплошной внешний контроль и минимизирующих произвольные решения заказчика.

Использование маркетплейс SCM «LARUS» в сегменте В2В и В2G позволяет перевести в цифровую форму процесс взаимодействия заказчиков и поставщиков, алгоритмизировать регуляторные функции, снивелировать человеческий фактор и повысить эффективность закупок. Однако для получения максимального экономического эффекта потребуется внесения изменений в нормативно-правовые акты (например, в 44-ФЗ, 223-ФЗ и иные законодательные акты), что потребует присоединение к временным регуляторным «песочницам» для тестирования новых сервисов без риска нарушить действующее законодательство по регулируемым закупкам.

Пример №3

По данным McKinsey Global Institute (MGI), в 2021 году трансграничная электронная торговля (Cross Border Ecommerce) в секторе В2С может достичь $1 трлн, а в В2В-сегменте — в 5-6 раз больше. К 2030 году электронная торговля может стимулировать объем внешней торговли на $1,3–2,1 трлн и увеличит объем торговли промышленными товарами на 6–10%. Мировым лидером является «Alibaba Group». Министерство коммерции Китая в 90-е годы предложило субсидии китайским предпринимателям для выхода на экспортный рынок. Максимальная сумма субсидий составляла до $2тыс. в год и предоставлялась для размещения товаров на ресурсах аналогичных «Alibaba.com». Уже в 2006 году Китай получил новый экспорт продукции за счет большого количества малых и средних компаний, объем которых превысил $1 триллион в год. На сегодняшний день около 3 млн. китайских компаний представлены на ресурсе «Alibaba.com». Приведем еще один пример из опыта «Alibaba.com». Покупая зарубежный товар, китайский предприниматель оплачивает за товары и услуги, связанные с его доставкой, растаможиванием и многим другим, всего один раз, используя платежную систему «Alipay», которая автоматически расщепляет платеж и направляет «расщепленный» платеж в таможенные органы, производителю, логисту за доставку и, если необходимо, то и в налоговый орган. Таким образом, китайцы, покупая товар, который импортируется из-за рубежа, не занимаются его растаможиванием и многим другим.

Аналогичный подход с использованием сквозных технологий, платежных систем и сотрудничества в рамках государственно-частного партнерства (ГЧП) с таможенными и налоговыми органами, транспортно-логистическими компаниями использует интернет-гигант «Alibaba.com» при организации доставки товара, приобретенного через его интернет-ресурсы. Результаты этого партнерства в рамках ГЧП впечатляют - продукция китайских предпринимателей доставляется из Китая в Россию в срок не более  24 часа. Для сравнения – доставка продукции из России в Китай российскими компаниями занимает от несколько недель до 1-2 месяцев. Такие успехи китайских предпринимателей обеспечивались путем построения новых более эффективных бизнес-моделей, использованием цифровых платформ и  ГЧП с участием государства и бизнеса.  Причем организаторами ГЧП в Китае выступают отраслевые общественные организации предпринимателей.

Пример №4

Технология «Vendor Managed Inventory»/«VMI» (запасы, управляемые поставщиком) приобрела признание во многих отраслях. Технологией пользуются такие гиганты бизнеса как: «Wal-Mart», «Procter&Gamble», «Gilette», «Mediamarkt» и многие другие. Основной смысл данной технологии – поставщик берет на себя управление запасом дистрибутора (магазина) и создает за него заказы на закупку. Несмотря на очевидные выгоды особенно для реализации скоропортящейся продукции, существуют трудности внедрения технологии «VMI». Основной проблемой внедрения технологии «VMI» является отсутствие доверия между участниками цепочки поставок. Разобравшись в проблематике, было найдено комплексное решение по обеспечению доверия, ставшее в свою очередь важнейшей составляющей сервисной бизнес-модели, основанной на сервисных контрактах, которая меняет модель распределения дохода между участниками цепочками поставок, делая их взаимозависимыми и реально партнерскими, в идеале распределяя доход по конечному результату пропорционально заранее обговоренным вкладам. Важной частью комплексного  решения по обеспечению доверия является применение метода построения обратного вывода для системы нечетких продукционных правил. Профессор ВГУ М.Г. Матвеев разработал метод построения обратного вывода для системы нечетких продукционных правил при обработке данных в целях обеспечения боевой деятельности Вооруженных сил РФ.

Для перевода в цифровую форму процесса взаимодействия участников цепочки поставок «производитель – дистрибутор – торговая точка» потребуется использовать опыт «Alibaba.com» и наладить партнерство с представителями таможенных, налоговых органов, платежными и банковскими системами, транспортными и логистическими компаниями.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ В РАМКАХ АССОЦИАЦИИ «LARUS BUSINESS NETWORK»

Как видно из приведенных примеров, практическому использованию инноваций нередко препятствует неадекватность правового поля и отсутствие взаимовыгодного ГЧП. Появление новых технологий и сервисов упрощают производство, коммуникации и повседневную жизнь людей, но, зачастую, законодательство отстает от развития технологий, а принятие одного нормативного документа часто занимает годы, на протяжении которых технические инновации существуют вне правового поля. Для решения этой проблемы Минэкономразвития России совместно с Фондом «Сколково» и АНО «Цифровая экономика» разработали законопроект, который регламентирует порядок создания регуляторных «песочниц». Такого рода «песочницы» позволяют отказаться от ряда нормативных требований, мешающих развитию инноваций. За счет этого компании, занимающиеся разработкой новых продуктов и услуг, а также представители органов власти могут тестировать их, не нарушая действующее законодательство.

В Минэкономразвития также отмечают, что в настоящее время регуляторные «песочницы» активно применяются в Австралии, Бахрейне, Великобритании, Индонезии, Канаде, Китае, Малайзии, ОАЭ, Сингапуре, США, Таиланде, Швейцарии.

В России регуляторные «песочницы» созданы в сферах: медицина, транспорт, образование, финансовая деятельность, торговля, строительство, предоставление государственных и муниципальных услуг. Президент РФ В.В.Путин 24 апреля т.г. подписал федеральный закон № 123-ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального регулирования в целях создания необходимых условий для разработки и внедрения технологий искусственного интеллекта в субъекте Российской Федерации — городе федерального значения Москве и внесении изменений в статьи 6 и 10 Федерального закона "О персональных данных“». Эксперимент стартует 1 июля 2020 г. и продлится пять лет.

В настоящее время создается Ассоциации «LARUS BUSINESS NETWORK» путем реформирования существующей Ассоциации предприятий информационно-коммуникационных технологий Воронежской области (АПИКТ ВО). При этом будут сохранены  договорные отношения между «LARUS BUSINESS NETWORK», как правопреемницы АПИКТ ВО, и ИТ-кластером Фонда «Сколково», а также членство Ассоциации «LARUS BUSINESS NETWORK» во влиятельном объединении компаний-разработчиков программного обеспечения России «РУССОФТ» и статус официального партнера Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий. Также планируется сохранить членство Воронежского госуниверситета, других вузов и общественных организаций в Ассоциации «LARUS BUSINESS NETWORK».

По итогам сотрудничества АПИКТ ВО более 12 компаний (стартапов) стали участниками проектов Фонда «Сколково», 5 из которых войдут в состав членов Ассоциации «LARUS BUSINESS NETWORK». Поэтому Ассоциации «LARUS BUSINESS NETWORK» созданная на базе АПИКТ ВО и имеющая успешный опыт сотрудничества с Фондом «Сколково» (например, 4-е конкурса инновационных ИТ-проектов «ИТ-ЧЕРНОЗЕМЬЕ»), может предоставить партнерам и членам Ассоциации возможность на базе ИТ-компаний, участников Фонда «Сколково», тестировать новые продукты и услуги без риска нарушить действующее законодательство, а впоследствии, если тестирование прошло успешно, — выходить с ними на рынок.

С учетом приведенной выше аргументацией предлагается крупным предприятиям Центрально-Черноземного региона РФ рассмотреть вопрос о сотрудничестве с Ассоциацией «LARUS BUSINESS NETWORK».

Сотрудничество

Если Вы заинтересовались продуктом, мы готовы ответить на все ваши вопросы.
21 из 85
Первым 85 компаниям предоставляется
бесплатный доступ
по первому тарифу
сроком на 1 год
Низкие риски
регистрация бесплатна
Никакого спама
Только по делу
Поддержка
Круглосуточная связь
Обновления
Мы делаем сервис лучше